Строительство бани сауны своими руками. Клуб Вечерняя Жара


Обмен ссылками

Контакты

   

Последние мановения осени

Все главы повести:

Гл. 1 — «СВД–40» | Гл. 2 — «В западне» | Гл. 3 — «Шрамлиц не любил мух…» | Гл. 4 — «Тёмное дело» | Гл. 5 — «Друг познаётся в бидэ» | Гл. 6 — «Военная тайна» | Гл. 7 — «Просветление» | Гл. 8 «Первый сон Исая Вячеславовича» | Гл. 9 «Утро следующего дня» | Гл. 10 «Второй сон Исая Вячеславовича» | Гл. 11 «Центр Помывки Мужиков» | Гл. 12 «Третий сон Исая Вячеславовича» | Гл. 13 «Новая песня» | Гл. 14 «Пятница» | Гл. 15 «Четвёртый сон Исая Вячеславовича» | Гл. 16 «День Победы!» | Гл. 17 «Кто такой Штирлиц?» | «Анекдоты 1» | «Анекдоты 2» | «Кино»

Глава 3. «Шрамлиц не любил мух»

15 часов 59 минут

Не потерявший самообладания, Исай снова засунул руку в карман. «Це вже точнісенько кінець», — опять по-окраински подумалось ему. Шум в коридоре неожиданно прекратился. Он стоял в туалете в полнейшей темноте и в такой же отвратительной тишине. Слышно было только как нудно жужжит засыпающая муха. И опять ураган воспоминаний пронёсся в голове оказавшегося в ловушке разводчика… Муха готовилась к зимней спячке, поэтому жужжала отвратительно. Шрамлиц не любил мух, они ему отвечали тем же.

Эта нелюбовь появилась у него после того как случилась одна неприятная история. На втором курсе равзводшколы поздней сырой осенью весь личный состав послали убирать свеклу в соседний со спецшколой лохкоз «Лохи гуманизма».

Разместили их в бывшей конюшне. Гуманисты хозяйничали плохо, лошадей в лохкозе всех порезали на колбасу, потому что кормить их было нечем. Да и свеклы на полях лохкоза не было. Но по разнарядке из байкома они должны были убирать именно свеклу и именно в этом локхозе. Поэтому из-за отсутствия таковой, молодые диверсанты целыми днями валялись в конюшне и занимались самообразованием.

И вот, когда молодой Шрамлиц занимался самоподготовкой на верхней койке и на 82 минуты вздремнул, к нему в нос залезла муха. Когда он проснулся и почувствовал отвратительное жужжание у себя в носу, то первым и естественным его желанием было — поскорей прочистить нос от насекомого.

Однако многочисленные попытки извлечь бедное, перепуганное таким к себе отношением, насекомое из её спальни положительного результата не дали. Покидать такое надёжное убежище она не собиралась. Тогда один из его сокурсников (фамилию его Шрамлиц начисто забыл), который проучился до разводшколы два месяца в медучилище и считавшийся на курсе профессором в вопросах медицины, вызвался помочь непрерывно чихающему коллеге. Из медицинских инструментов у него была только вилка, позаимствованная из лохкозовской столовой. Программы самостоятельного оздоровления: перестаём делать себя больными...

Операция прошла успешно, но только одно обстоятельство внесло некоторое изменение в обонятельные чувства будущего резидента. Дело в том, что муха залезла в правую ноздрю, а вытаскивали её алюминиевой вилкой из левой. После этой операции правая ноздря навсегда отказалась различать запахи. Зато обонятельные способности левой улучшились в 1,78 раза. Не любил Шрамлиц мух…

Глава 4. «Тёмное дело»

15 часов 52 минуты

Неожиданно для других, но не для себя самого, он почувствовал резь в животе, потянуло поближе к унитазу. Быстрыми отработанными до автоматизма движениями он расстегнул пуговицы, снял штаны, сел и начал мыслить.

Информация к размышлению:

«Сколько времени он тут просидит? Это мог знать только Фима Корелян, но он там, далеко, за кадром, а Шрамлиц здесь — в туалете разводшколы потенциального противника, в полнейшей темноте, с расстройством кишечника. Неприятности с кишечником у него, до этого абсолютно здорового парня, начались ещё в разводшколе. Сокурсники устроили ему тёмную в самый неподходящий момент, когда он сидел на унитазе, за то, что он так перепрятывал их вещи, что никто их потом не мог найти. Находились они позже, но почему-то в чемодане у Шрамлица. Наверное, кто-то подбрасывал ему их. С той поры у него в полнейшей темноте всегда начинались проблемы с желудком. Чтобы избежать этих неприятностей, он всегда носил с собой маленький фонарик. Но он разбился прошлой ночью, когда они с радисткой Тэт, никак не могли найти в азбуке Ёрзе букву «Ё», чтобы «поговорить по-душам» с жупонским шпионом, работавшим на их частоте. Райхсканцелярия выделила эту частоту для совместного использования союзными лусской и жмериканской разведками, а этот чёртов жупошка из оси всё лезет в эфир со своим — «хочу суку, хочу суку. Хочешь, так пойди к Дворману — у него их ещё осталось с полдюжины… Надо бы попросить у Центра новый яд для испытаний на его суках…»

Глава 5. «Друг познаётся в бидэ…»

15 часов 49 минут

Шрамлицу полегчало и поток мыслей неожиданно прекратился. «Вот теперь пронесло» — сделал вывод умный разводчик. Однако возникла проблема — отсутствие бумаги. Весняков-Октябрьский по этому поводу имел своё непоколебимое невзгодами и трудностями военной жизни мнение-мгновение: «Друг познаётся в бидэ!». Как раз этого самого бидэ здесь и не оказалось. Но разводчик помнил наставления своего учителя, что безвыходных ситуаций не бывает. Шрамлиц начал искать выход из этого положения.

Он порылся в карманах кителя. Нащупал сложенный вчетверо листок бумаги — эетная карта райцентра Кологриб Постромской области. Она у него осталась после последней учебной заброски всего годичного выпуска школы разводки. Хотя карта и не пригодилась, но уничтожать её Шрамлиц не стал.

Она дорога ему, как память о той огромной работе, которая была проведена всем преподавательским составом по изучению местности на географических картах, по освоению местных наречий и словосочетаний. Но при десантировании лётчики по ошибке выбросили их в Сасунино. Это был провал всей учебной операции. Выпускники-разводчики попали в соседний Сасунинский район и выглядели там, как шампиньоны в навозе, бледные и перепуганные. На «разборе полётов» мажор Мгновение поставил на плацу этих горе-лётчиков и начались «мгновения»: «Не умеете летать,……..мать. Да вы посмотрите на себя. Стоят мне здесь — брюки не отглажены, морды небритые, запах водки от вас как от простого инженера.

Бумага карты была уже изрядно потрёпанная и пригодная для прямого назначения. Однако Шрамлиц помнил инструкцию о секретных документах, в которой чётко говорилось о запрещении использования бумаги с секретными материалами по прямому назначению. Он порылся в других карманах, но ничего кроме «Устава ССКП» больше не обнаружил…

И здесь в его светлую голову пришла гениальная мысль. В чужой папке, которую он взял в кабинете, было полно листков. Шрамлиц открыл папку. Провёл по первому попавшемуся листку пальцами правой руки. В полнейшей темноте пальцы его правой руки могли читать только заглавные буквы. Он прочитал опять эти уже знакомые ему «ГП», а пальцами левой руки воспроизвёл у себя в голове рисунок. Тактильность, которой он так гордился, не ухудшилась.

Предыдущая глава 2 | Следующие главы 6, 7

Если страница Вам понравилась, то Вы можете поделиться ссылкой на неё со своими друзьями в Я.ру, в Одноклассниках, в Контакте, в Facebook, в Twitter, в Моём мире, в Live Journal, в FriendFeed, в Моём Круге